Богульные тени (+ Мобилекид) :)

За горой полыхал закат. Охотники медленно шли вдоль кромки леса.

Дорога, выстеленная корками застывшей грязи, напоминала вздувшийся панцирь. Васильевич, искоса поглядывал на внука:

— Не возьму больше.

Лешка,спотыкаясь, брёл по травяной обочине.

 

Васильевич вспоминал сына. Так ладно складывалась у них охота и рыбалка. Понимал он в этом деле. Дед вздохнул.

— А отец с матерью долго в деревне жили? – неожиданно спросил Лешка.

— До твоего рождения? – уточнил Васильевич. Внук кивнул.

— Свадьбу отгуляли и уехали. У Василия распределение, — произнес дед.

— Будь оно неладно, — подумал, выразительно глядя на кучу свежее сломанных веток.

— Ты вон… тоже в городе работу нашел, — Лешка широко улыбнулся.

— Дед, программистом можно и в деревне сидеть. Я на предприятии.

 

Привычным движением Васильевич убрал ветки со старенького ИЖа.

Мотоцикл весело заурчал.

— Бабуля плюшек напекла, — крикнул внук, запрыгивая на заднее сидение. Дед кивнул, вспоминая пироги да поделки.

<lj-cut>

В деревне Марусю странной считали. Молчаливая. Долго в девках ходила, а Васильевич, как взглянул в ее глаза, так и прикипел. Говаривали, что она с нечистыми водится, только он не верил. Не может человек с такими глазами плохое делать. Год обхаживал, пока городской  парень не повадился к Марусе в гости заезжать. Тут уж Васильевич не выдержал. Огрел бедолагу жердиной, а ей в чувствах признался. Свадьбу справили.  Хорошей хозяйкой оказалась Маруся. Готовить мастерица. Было у нее тайное увлечение — с деревом возиться. Сначала скрывалась, да поделки прятала. Васильевич знал, улыбался в усы.

Однажды застал в сарае с ножом и болванкой белки. Побледнела Маруся, онемела. А он обнял ее и про талант сказал. Поплакала, да прятаться перестала.

С тех пор Васильевич любовался, как дерево пело в её руках, превращаясь в медведей, белок, жар-птиц и неведомых зверушек. А сын родился, так первым делом к маминым резным деревяшечкам потянулся. Думал дед, дитятя тоже увлечется, но все по –другому случилось.

 

Смахнув непрошеную слезу, вспомнил, как на восьмое марта принес краски.

А Маруся то художницей оказалась. Дом расцветила, да расписные доски стала делать. Пошла слава о ней. Поделки в местный музей снесли. Дед улыбнулся, вспоминая покрасневшую от удовольствия жену.

 

Подпрыгивая на колдобинах, он представлял, как управившись с пирогами, сидит его Маруся на крыльце, вырезая очередного медведя и, поглядывая на дорогу.

 

Лешка приподнялся, придерживаясь за куртку деда. Внизу, среди деревьев раскинулась деревня. За ней, у озера, собрался легкий туман. Позолоченные сосны тянулись вверх. Последние лучи озаряли небо всполохами оранжевого света. Закат бледнел, открывая яркие звезды.

 

Васильевич кашлянул. Лешка бухнулся на сидение, с восхищением наблюдая великое явление. Скатившись с горы, дорога заплутала по полям. Дед спешил.

 

В деревне Васильевича уважали. Мастеровой человек. Печи клал, дома строил, сараюшки для коров, с уклоном, чтобы убирать легче. А курятники на весь район прославились. Насесты в разных направлениях, гнёзда, как у птиц с  витыми краями.Всё повторял:

— У природы надо учиться… у природы.

 

Теперь сердце Васильевича болело за внука. Неприспособленный. Ни дров нарубить, ни воды принести. Разбаловала городская жизнь.

 

Лёшка спрыгнул с мотоцикла:

-Дед, мешаю я тебе. Поеду завтра…

— Иди в дом, там поговорим.

Васильевич закрыл гараж, вошёл в сенцы.

 

Бабушка хлопотала у стола:

— Баб, я завтра домой поеду.

Всплеснув руками, опустилась на стул:

-Как же… у тебя ещё неделя.

Васильевич снял сапоги, прошёл к умывальнику. Плеснул в лицо. Вытираясь вышитым рушником, услышал:

-Я кричал. Звук, как бумеранг — круг делает и возвращается. Дед, а чего мы на болото не пошли?

Бабушка перекрестилась.

-Ты зачем ребёнка в Богуль потащил? Мало там людей пропало?

 

Знакомое название резануло по ушам. Лешка вспомнил шуточки из форума про аномальные зоны.  Собеседник под ником Базука в красках описывал поляну и болото в средней полосе России. Уверяя, что там  пропадают люди. Шутников оказалось больше, чем верящих. Но Базука, не обращая внимания на подколки и шуточки, настойчиво приглашал посетить сакральное место.

Под ложечкой засосало. Страх и интерес боролись, наминая ему — Лёшке — бока.

 

— За стол – скомандовала бабушка. Ужинали молча. Васильевич взглянул на внука. Пред глазами поплыл лес и он, тонущий в трясине. Дед зажмурился, тряхнул головой.

— Езжай… потом вернешься.

Встал, пошёл в комнату чинить сеть. Лёшка задумчиво жевал пирог:

-Бабуль, а что там?

— Плохой это интерес, —  взгляд потускнел, бабушка встала, взяла кружки, отнесла в раковину.

 

Во сне Лёшка бродил позаросшему камышами, в кочках и бурых подпалинах,болоту. Утром бодро собрался.

Провожая внука, бабушка всплакнула.

— Не надо туда ходить, — похлопав по спине, на ухо произнес дед. Лёшка смутился. Сев у окна, махнул рукой. Автобус тронулся, набирая скорость, запылил по просёлочной дороге. Выехав на асфальт, потерял пылевую завесу и помчался по трассе. Мимо полетели сосны, поля, домики с разноцветными крышами, березовые рощи и смешанные леса. Глядя на пестроту, Лешка жалел, что послушал деда.

— Рядом были..- отчаянные слова молотили по голове.

 

Утомившись, молодой человек задремал. Где-то рядом забрезжил сон, но соседка с корзиной шевелилась, толкая в бок.

— Извини, — произнесла она. Открыв слипающиеся веки, Лешка автоматически кивнул. Но она полушепотом затараторила. Юноша, не вникая, грубо оборвал:

— Я думаю… не мешайте.

 

Она побледнела, встала, отправилась в хвост автобуса. Развалившись, провалился в бездну. Разноцветные искры клубились перед глазами.

 

Разбудил лязг открывшейся двери. Потянувшись, с удовольствием шагнул на асфальт. От ступней к лодыжкам помчались проворные мурашки. Ускорив шаг, избавился от непрошеных ощущений. Автобус выдал хлопающий звук. Лешка оглянулся. На остановке женщина с корзиной смотрела вслед. Отклонившись от маршрута, спрятался. Она шла по дорожке,  высматривая кого-то. Сделав крюк, молодой человек зашел в подъезд.

 

Лифт, разрисованный петроглифами, ждал на первом. Поднявшись, открыл дверь. Пробежав по квартире, с удовольствием подумал:

— Все на работе, — щелкнул кнопку компьютера. Слово Богуль манило. Забежав на кухню, прихватил кусок сыра из холодильника и устремился в комнату. Открыв поисковик, набрал слово Богуль.

 

В дверь позвонили. Нехотя пошел в коридор,посмотрел в глазок. Мамин лик светил улыбкой. Тихая нежность окутала его. Щелкнув задвижкой, распахнул дверь.

— Лешичка приехал, — восторженно воскликнула мама, обнимая. Юноша порозовел.

— Познакомься, моя одноклассница Наташа, — она широко улыбнулась, пропуская тетку с корзиной.

 

Лешка кивнул, прищурившись. Мурашки помчались по телу.Он чувствовал, что тетка принесла гадость в корзине. Сказать матери не решился.

— Чай будешь с нами пить? –весело спросила она. Юноша покачал головой.

 

Женщины хихикали на кухне. Лешка нервничал.  Богуль потерял значение. Он думал, как спровадить непрошеную гостью. Через час Наташа собралась. Лешка стоял под дверью. Впервые он подслушивал.

— Твой то скоро придет? – выделив слово твой, спросила одноклассница.

— Сейчас мама посмотрит на часы и скажет – около семи, — подумал он.

— Около семи, — прозвучало из-за двери.

— Потом зайду, когда его не будет, — волоски на руках и ногах намагнитились.

Где-то далеко прозвучали траурные аккорды. Сжав зубы, сдержался. Хотелось вытолкать тетку за дверь и крикнуть, чтобы никогда не возвращалась.  Нырнул на диван.

 

Громко хлопнула дверь. Довольная мама вошла в комнату.

— Что ж ты такой нелюдимый-то, — присаживаясь рядом, произнесла она.

 

Лешка истерил, а она знала его лучше всех на свете. Подрагивающим голосом произнес:

— Папе она не нравится…

— Папа ее спас, — мама обняла, запустила пальцы в волосы. Сын напрягся, посмотрел в глаза:

— Не знаю эту историю. У дедушки надо спросить. Он их на болото возил. Она ведь могла быть твоей мамой.

 

Откровение покоробило. Лешка встал, нервно зашагал по комнате.

— Пошли на кухню, — ее спокойствие выводило из равновесия.

— И ты так запросто притащила ее к нам в дом?

— Прошло столько лет.. обиды уходят, сынок, а люди остаются. С прошлым нужно научиться жить.

 

Внезапное открытие отрезвило и породило множество гадких мыслей. Лешка старался отвлечься, налегая на работу. Теперь Богуль вызывал отвратительные чувства. Он поймал себя на мысли, что боится. Отшвырнув название, с яростью набросился на новый заказ. Верстая шаблонную социалку, забрел в форум по аномальным местам. Пригласил несколько форумчан протестировать профили пользователей. Через три дня пожаловал Базука. Расположившись по-королевски, завел тему Богуль.

 

Захотелось запустить вирус и погрызть многодневное творение. Лешка боролся с собой. Решившись на худшее, прочитал комментарий для администратора.

— Преодоление страхов – ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ с точки зрения НЕБЕС.

Писал аноним. Ринулся в систему, хотелось отследить IP адрес. Остановившись, улыбнулся.

 

— Я должен знать.. мне надо … — сердце бешено рвалось из груди. Опора исчезла, зыбко покачиваясь на непонятных вибрациях, распечатал объявление Базуки.

 

На следующий день вышел у автовокзала. На указанной лавочке стояли рюкзаки.

Стайка молодежи толпилась рядом.

— Кто Базука? – хрипло спросил Лешка. Светловолосый парень отделился от компании.

— Олег, — и как-то сразу ринулся рассказывать про Богуль.

— Знаю, — уверенность Лёшки внесла растерянность во взгляд незнакомца, — там дед с бабушкой живут..Был я.. рядом.

Олег многозначительно покачал головой.

— Мы с ночевкой. Останешься или сразу обратно?

Лешка сообразил, что не взял спальник. Пожал плечами, собираясь высказаться про отсутствие мешка, но Олег опередил:

— На случай прихватили два лишних спальника. Один тебе дадим. Пошли знакомиться.

 

Пожав руки парням, улыбнулся девушкам. Одна сидела на лавочке, глядя под ноги. Подвинув рюкзак, Лешка присел рядом.

— Что показывают?

— Муравьи, — отстраненно ответила она.  Под ногами, черные муравьи тащили зеленую, извивающуюся гусеницу.

— Как думаешь, сколько сил тратят? – юноша задумался.

— С точки зрения математики на каждого по полтонны приходится, — девушка посмотрела в глаза, — ты кто?

— Лешка.

— А я Незабудка, — он вспомнил милые словечки и резкие колкости.

— Думал, ты старая стерва, — Незабудка засмеялась, напомнив маму, подшучивающую над отцом. Лешка гримасничал, давясь смехом.

 

— Иду за билетами, — Олег пошел по кругу, собирая деньги. Забрав купюры, исчез в автовокзале.

— Ты с кем, — тревожно спросил Лешка. Незабудка хитренько улыбнулась:

— С кем надо…

 

— Аня, — позвала подружка в оранжевой куртке. Легко спрыгнув, девушка поспешила к ней. Девчонки хихикали, поглядывая в его сторону.

 

Лешка подошел к парням. Некоторые ники не соответствовали хозяевам.

Тщедушный мальчик с пушком под носом именовался Пилигрим. Толстый прыщавый подросток представился — Красавчиком Джо. Взрослый дядька, лет сорока назвался Юношмил.  Для себя Лёшка отметил парня с ником Мобилекид. Среднего роста, активный, большеглазый. Грамотная речь выдавала филологическое образование. Легкий в общении, без лишнего пафоса.  Выяснилось — из Лангепаса.

Пошутив на аномальные темы, перешли на программирование. Мобилекид быстро соображал и профессионально отвечал. Лешкина напряженность исчезла.

 

Приятный голос с отвратительными интонациями объявил дедову деревню. Лешка подхватил сумку, но подошедший Олег остановил:

— У нас спецрейс, — подмигнул.

 

Бежевый автобус подкатил к скамейке. Из открытой двери появилась женщина в темных очках.

— Кто на Богуль? – истошно закричала она. Передернув плечами, взялись за рюкзаки. Лешка ждал, пока все усядутся. Хотелось оказаться рядом с Аней – Незабудкой. Его точила мысль, что Мобилекид симпатизирует ей. Девчонки устроились вдвоём.

 

Отъехав от вокзала, Олег встал между сидений:

— Познакомьтесь, — он кивнул в сторону тетки в очках, — Тамара Львовна, действительный член академии наук, профессор, специалист по аномалиям России.

 

В едином порыве захлопали. Тамара Львовна покрылась красными пятнами, сняла очки, вытерла глаза. Чувствовалось, ей хочется говорить.

— Мы едем в научную экспедицию, прошу отнестись серьезно.

Далее следовал экскурс в историю и случаи, происходившие в горах Алтая.

 

***

Ночью Васильевич видел сон. Среди серых теней метался внук, призывая его.

Утром Маруся угрюмо отмалчивалась. Тревога повисла над домом.

-Пойду в лес, — произнес дед.

Бабушка очнувшись, заговорила:

— Нехороший сон видела.. ты аккуратно у Богуля пройдись. Сердце беду чует.

Васильевич замер с сапогом в руке. Впервые за много лет она сама отправляла в худое место.

 

— Угу, — взяв ружье, патронташ и рюкзак, вышел во двор. Выезжая из ворот, заметил, как крестит его Маруся.

 

Проехав поля, поднялся на гору. Положив корягу на мотоцикл, двинулся в сторону болота. Непривычная тишина обняла у кромки леса. Споткнулся о пень, вскарабкался. Болотная трава длинными пучками торчала до зеленой опушки. Присмотревшись, увидел людей, снующих в опасном месте.

 

Крик замер в горле. Дед повалился на бок, громко булькнув сапогами. Сердце сдавило. Пытаясь вдохнуть, прикрыл глаза.

— Леша, — прохрипел он,теряя сознание.

 

***

Лешка окинул взглядом старое болото. Тамара Львовна ходила за пределами бивака, намечая места установки аппаратуры. Она вскрикнула:

— Смотрите, проход, — Олег ринулся к ней. За ним все исследователи. Пройдя по едва заметной тропинке, вышли на полянку с кругом, выложенным из больших серых камней.

— Капище, — произнесла Незабудка. Звук улетел вправо. Неожиданно вернулся слева. Громким  эхом, вторя неприятное — ще.

 

Предательские мурашки помчались по телу. Лицо деда замаячило у края леса.

Лешка подпрыгнул, гулкий звук раздался снизу.

— Котел, — произнесла Тамара Львовна, — быстро на большую землю.

Стремительный рывок обратно. Глядя на палатки, Лешка осознал хрупкость человека перед неизвестными силами. Оглянулся в поисках Ани. Раскрасневшаяся девушка неотрывно смотрела в болото. Мобилекид легонько обнял ее подружку.

Парни обсуждали, захлебываясь от впечатлений.

 

Резко вдохнув, Лешка ощутил прилив сил. Неведомая энергия разлилась по телу. Он чувствовал, что сжался в комок, а кто-то мощный потащил к краю леса.

— Там дед, — отчетливо прозвучало в ушах. Прямо перед ним прошла прямоугольная тень. На мгновение остановившись, ринулся сквозь кусты. Боковое зрение фиксировало прозрачные структуры, бродящие по неизвестному лабиринту.

 

Черный болотник. Лешка подскочил к деду, упал на колени. Силы иссякли. С трудом втащил на пень, покачиваясь от слабости, схватил запястье. Жизнь теплилась, отдаваясь слабым пульсом.

 

Собрав силы, попытался встать. Тело безжизненно обмякло. Теряя связь с миром, завалился на бок. В ушах нарастал высокий гул.

-Парализация, — подумал он, ощущая длинные минуты. Грудь медленно наполнялась воздухом. Лёшке казалось — дыхание остановилось.

 

Растягиваясь в разноцветные жгуты, появились мысли. Они тяжело передвигались ровной полосой.

— Трёхмерная графика – рафика — афика. История Земли – Земли – емли. Вставай – тавай – вай.

 

Тени сгустились. По коже пробежали разряды. Жгуты собрались в спираль, ринувшись вверх. Обруч энергии опоясал огненным кругом. Лешка почувствовал мышцы, обхватил Васильевича. Не ощущая ног, подпрыгнул вверх.Перелетев через серое препятствие, истошно заорал:

— Помогите!

 

Из лагеря мчался Олег. Лешка сосредоточился на нем.Притяжение давило. Онемевшие руки разжимались. Он все ниже склонялся, таща деда по влажной траве. Олег и Юношмил подхватили старика. Мобилекид подставил плечо Лешке.

Доковыляв до лагеря, положили деда на надувной матрас, подготовленный

Тамарой Львовной. Столпились вокруг. Аня помчалась за аптечкой. Достав нашатырь, намочила вату, поднесла к носу. Васильевич закашлялся, сел, глядя остекленевшим взором.

 

— Вам лучше? – Тамара Львовна присела на корточки. Вдруг сорвалась с места и помчалась в палатку. Дед безучастно качался, завывая непонятные слова.

— Может валокордин? – спросила подружка Ани. Руки старика забило крупной дрожью.

 

Тамара Львовна растолкала молодежь, открывая бутылку водки. Налив в кружку, поднесла к губам Васильевича.

— Пей, деда, — ласково произнесла она. Он послушно сделал глоток. Откашлявшись, подхватил жестяную кружку и опрокинул в горло. Румянец прилил к щекам.

 

— Кажись миновало, — пытаясь встать, шлепнулся обратно.  Подумав, спросил:

— Леша с вами? – ребята переглянулись. Мобилекид и Аня ринулись на поиски.

 

Он стоял на четвереньках за палаткой, тупо глядя в траву. Бледные губы повторяли:

— Перезагрузка – загрузка – грузка – ка… Перезагрузка – загрузка – грузка – ка…

 

Незабудка помчалась за нашатырем.

— Такие стрессы только спиртом снимаются, — сипло произнесла подоспевшая Тамара Львовна. Набулькав жидкость в кружку, сунула под нос. Лешка морщился, отворачиваясь от отвратительного запаха. Ребята навалились, сковали. Обжигающая жидкость потекла по щекам и в горло. Откашливаясь, оттолкнул Пилигрима с Красавчиком Джо. Встал, покачиваясь, дошел до деда, плюхнулся на матрас.

 

— С посвящением, — завистливо произнес Олег, присаживаясь на складной стульчик. Дед с внуком непонимающе посмотрели на него.

 

-Ехали бы вы отсюда,-  по-стариковски выдал Васильевич. Опомнившись, стал шарить вокруг:

— Ружьишко при мне было, — Олег просиял:

— Пойдём искать? – старик отвлекся на внука. Пьяного Лешку клонило в сон. Он с трудом продирал веки, не понимая суть разговора.

— Расскажите где, мы принесем, — Мобилекид рвался на поиски приключений.

Васильевич недоверчиво посмотрел на парней:

— Сами не найдете… — подпер плечом падающего внука.

— Девушки, — позвал Олег, — за Лехой последите. — Незабудка с подружкой выскользнули из палатки. Поднимаясь, Васильевич обратил внимание на черненькую:

—  Вылитая невестка в юности, — подумал он, медленно двигаясь к лесу.

 

Олег без умолку задавал вопросы. Какие люди живут, что рассказывают. Кто что видел, слышал. Васильевич остановился, прижал палец к губам.

Парень притих. Озираясь, включил камеру. Дед полез в кусты. Олег поднял всевидящее око, стараясь снять происходящее. Старик вышел с другой стороны. Добродушно улыбаясь, выдал:

-Ты стрекоталку-то убери, а то прихватишь чего… — Старое ружье с деревянным прикладом висело на плече. Поглаживая ствол, тихо произнес:

— С восемьдесят пятого ни разу не подводило.

Возвратились молча.

 

Лешка лежал на матрасе, свернувшись калачиком. В отдалении полыхал костер, потрескивая смоляными ветками. Тамара Львовна давала урок кулинарии, помешивая каши в котелках и уточняя ингредиенты.

 

Медленно сгущались сумерки. Огонь шевелился, отбрасывая причудливые тени на полотно палаток. Где-то в лесу плакала сова, на поляне стрекотали насекомые. Туман клоками поднимался над болотом, пробуждая комариные орды.

 

Дед сидел среди молодежи, слушая разговоры о странных явлениях, до сути которых они хотели докопаться. Устав от битвы с комарами и научных слов, вернулся к внуку. Понимая, что не растолкает, прилег спиной к спине. Аня, вынесла из палатки одеяло. Постояла рядом, улыбнулась и накрыла уснувших родственников.

 

С первыми лучами на стареньком мотороллере приехала бабушка Маруся. Бросив плащ на сиденье, направилась к палаткам.Озираясь, остановилась:

-Дед, — тихо позвала она. Лешка открыл глаза. Хотелось пить, пустая голова звенела. Знакомый голос болью отдавался в мозгу.

-Дед, — громче повторила она. Собрав силы, Лешка, выполз из- под одеяла.

— Сговорились, — бабушка прищурилась. Поморщившись, произнесла:

— Водкой пахнет.

— Видел я твои тени, — глухо сказал дед, вставая с матраса.

Бабушка побледнела, опустилась на траву. Слеза скатилась в морщинку.

— Живы, Маруся, не пропали… а водку профессорша дала… лекарство, — дед многозначительно поднял брови, тыкая пальцем в небо.

 

Из крайней палатки показалась лохматая Тамара Львовна:

— Вы не переживайте, мы их накормили.

— И водкой напоили, — с досадой сказала бабушка.

Олег установил камеру на треногу. Включил.

— Меня зовут Олег. Это профессор Тамара Львовна и все, — неопределенно махнул в сторону, — что Вы про это место слышали?

 

— Слышала? – глаза старушки запылали огнем, — Да я из-за этого места столько горя хлебнула. С юности от него бегаю.

Лешка сморщился, на четвереньках отполз в кусты. Бабушка проводила тревожным взглядом и продолжила:

— С грузом живу, — посмотрев в камеру, спросила, — показывать будете? – Олег кивнул:

— Передачу сделаем.

— Расскажу,…а то помру, никто не узнает,… сколько времени? – бабушка начала тревожно озираться.

Тамара Львовна посмотрела на часы:

— Пять тридцать восемь.

Встала, перекрестилась.

— Леша! Дед сходи, – Васильевич поднялся, отправился на поиски внука.

 

— Надо приготовиться, — с тоской в голосе произнесла она.

Тамара Львовна бросилась к приборам.

 

— Там, в болоте место есть – безопасное… —  смело шагнула на тропинку. Увидев каменный колодец, пошла за ветками.

— Скажите что делать? – заинтригованный Олег с камерой волочился за ней.

— Разбуди всех. Костер зажжем.

 

Он ринулся к палаткам. Вскоре среди болота полыхало пламя. Тамара Львовна пыталась возражать, научно объясняя опасность нахождения над подземными котлами. Но уверенность аборигенки побеждала науку.

Молодые люди ринулись на полянку. Устроились. Васильевич притащил икающего Лешку. Незабудка с подружкой хихикали, передразнивая парня.

 

Порыв ветра пронесся над болотом. Ребята потирали предплечья, пытаясь согреться. Тамара Львовна вспомнила про выключенный прибор, встала, намереваясь покинуть спасительное место.  Замерла:

— Олег, сними это, — красные пятна пошли по щекам. Юноша вскочил, поднял камеру. Болотная трава разделилась на проборы, открывая белые бороздки, рисующие странный узор.

 

— Сядьте, — голос бабушки приказывал, — сидите спокойно, что бы ни увидели..-

Олег быстро поставил камеру на треногу.

 

Огонь взмыл к небу. Объемная голограмма повисла над поляной. Бабушка потянулась к очагу, за ней последовали все. Протянутые руки образовали круг. Красным светом загорелись пальцы. От них потянулись лучи. Касаясь горячей основы, взлетали высь, линиями падая по краю поляны.

— Юрта, — Лешка восхищенно смотрел на аномалию.

 

За пределами, по белым бороздкам заскользили серые тени. Продолговатые у края поляны, квадратные и овальные ближе к центру. Приблизившись к огненному сооружению, резко ушли назад. Олег опустил руки, схватил камеру. Красные линии вернулись в пальцы. Озадаченные люди, забыв об опасности, рассматривали руки. Бабушка опустила голову, крестясь и бормоча молитву.

Повисев в стороне, тени ринулись к голограмме, упавшей в костер. Тлеющие угли, покрылись белым пеплом. Низкий гул наполнил пространство.

 

Лешка наблюдал, как сквозь людей проносятся серые сгустки, приводя их в транс. В какой –то момент серый хулиган коснулся деда.Он вскочил, передернул затвор. Гулкий выстрел облетел поляну, вернулся, сбив с ног.

 

Лешка отнял ружье. Дед зажмурился.  Тамара Львовна захохотала. Незабудка хныкала, просясь домой. Лешка присел рядом, обнял. Она уткнулась в куртку, проливая слезы.

 

Олег держался за голову, неистово склоняясь вперед, падая назад. Мобилекид замер в медитации. Красавчик Джо, Юношмил и Странник раскачивались, повторяя непонятные слова. Бабушка кланялась. Мокрые щеки лоснились от слез.

— Дед, — позвал Лешка. Васильевич посмотрел на внука, — на нас это не действует…

Старик потрогал руки. Провел по волосам.

Трава расправилась, закрывая пути серых теней. Язык пламени подпрыгнул и вернулся в пепелище.

 

Несколькими прыжками, Лешка преодолел расстояние до палаток. Порывшись среди рюкзаков, нашел начатую бутылку с кружкой. Вернувшись, налил половину. Прерывистое дыхание Ани утихало. Она побледнела. Лешка аккуратно взял за подбородок, сжав щеки, приоткрыл рот. Несколько глотков и девушка задышала. Дед очнулся, схватил бутылку, пошел по кругу, вливая горячительное.

 

Тамара Львовна выбила кружку, поранив губу. Лешка поднял ее. Ласково произнёс:

— Пей, бабулечка, пей, — в ее глазах промелькнула искра. Обхватив сосуд двумя руками, припала к краю. Успокоившись, откинулась на матрас и захрапела.

Лешка оглянулся. Болото вернулось, словно ничего не было. Невыразимая тяжесть навалилась со всех сторон. Опустившись рядом с Аней, потерял счет времени.

 

Красное солнце отступало за лес, оставляя огненную корону, для подсветки всего сущего. Лешка очнулся. Полянка ожила. Олег нервно собирал камеру. Тамара Львовна, морщась, облизывала пересохшие губы. Парни ушли на большую землю, придумывая дополнительные подробности к пережитому. Девчонки забились в палатку, возвращая презентабельный вид.

 

— На сколько приехали? – глухо спросила бабушка.

— До завтра, — страх пробежал по лицу Олега.

— В деревню надо, — она встала, — дед одного может взять. У меня двое поместятся, остальные пешком, — тяжело ступая, отправилась к мотороллеру.

— А рюкзаки, аппаратура? – бесстрашная Тамара Львовна решила остаться.

 

-Девушки, — позвал Лешка. Подкрашенные девчонки выбрались из палатки.

— Собирайте вещи. Поедете с бабулей в деревню, — переглянувшись, кивнули.

Тамара Львовна нервно курила, наблюдая сбор палаток и упаковку вещей.

— Аппаратуру не оставлю, — резко бросила, подошедшему Олегу.

Мобилекид, глядя на даму, произнес:

— Я тоже остаюсь, — дед покачал головой, — оставайтесь, мы кого-нибудь отправим.

 

Проводив бабушку с девчонками, парни поспешили к схрону деда. Достав ИЖа, Васильевич позвал Пилигрима. Он выглядел самым хрупким и безжизненным. Тот не сопротивлялся.

 

Лешка вел компанию по пыльной дороге. На взгорке задержались. Синее небо с жемчужинами звезд повисло над низиной. Серебряный месяц, окутанный вуалью облака, отливал розоватым кварцем. Озеро отражало колыхающиеся точки. Тусклые прямоугольники окон светили на фоне распрывчатых контуров.

-Темно в деревне, — Красавчик Джо ссожалением смотрел вдаль.

— Километра два будет, — задумчиво произнес Юношмил.

— Четыре, — поправил Лешка, уходя вниз.

 

***

Дед, мчался в деревню. Обогнав бабушкин мотороллер, оказался вначале улицы.Издалека услышав крик, притормозил. Голос директора совхоза грохотал на всю округу. На столбе черным пятном замер Колька электрик.

 

-Михалыч, чего случилось-то?

— Да, кто его знает.  Колька говорит утром яркая вспышка. Подстанция выгорела. Света нет. Вчера надрался, на вспышку валит, — дед задумался и нерешительно произнес:

— Михалыч, помоги, а?

— Чего тебе? – оставив электрика, подошел ближе.

— Да в Богуль профессорша приехала.. забрать бы? – лицо Михалыча вытянулось:

— Неужто заинтересовались?

— Ага, и камера у них… — директор нерешительно мялся. Чуть слышно проговорил

— Там люди пропадают…

— Так это.. я с тобой поеду. Только парня домой завезу.

— Тоже академик что ли? – бесцеремонно хлопнул Пилигрима по плечу.

— Студент, — огрызнулся парень.

— Ну давай, — дед рванул к дому. Загнал мотоцикл, открыл дверь. Нашел свечку, зажег. Парень с интересом осматривался.

— Жди, они скоро доедут, — выбежал за порог.

 

Михалыч сидел в УАЗике, выдыхая сизый дым из открытого окна. Васильевич сел рядом. Директор нажал на газ, резко набрал скорость. Молча покатили по полю. Осветив ребят, идущих по дороге, остановился.

— Леха, в деревне света нет. Под ноги смотрите, — дед хотел добавить про Кольку, но машина сорвалась с места.

 

***

Бабушка Маруся хлопотала у стола. Посмотрев на девушек, достала кусок сыра и каравай.

— Порезать? – сообразила Аня. Не дожидаясь ответа, взялась за нож.

 

Парафиновые свечи, яркими лепестками трепетали на белых блюдцах. Подружка заворожено наблюдала за тенями, оставляемыми движениями бабушки.

Пилигрим, присев в дедову качалку, забылся сном.

— Когда ж Леша придет, — волновалась старушка, доставая банку варенья из буфета.

 

Стукнула щеколда. Взяв свечу, открыла дверь в сени. Пыльные ребята ввалились в дом.

— Башмаки снимаем, — скомандовала бабушка, — Леша покажи умывальник. Молодые люди шумели, делясь впечатлениями. Даже умываясь, они умудрялись разговаривать.

 

Лешка с Аней помогали бабуле наливать чай, раскладывать ложки и блюдечки под варенье. Незабудка все больше проникала в Лешкино сердце. Да и бабуле понравилась хозяйственная девушка. Волновало ее только то, что вдвоем с парнями с ночевкой.

— Легкомысленные, — думала она, поглядывая на внука с Аней.

 

За окнами затарахтел УАЗик. Ребята сорвались с мест. Обувшись, помчались помогать. Профессорша в сопровождении Михалыча вплыла в избу.

— Может передумаете Тамара Львовна, – нудил он, — у меня комната отдельная и диван.

Бабушка прищурилась:

— Ляксандр Михалыч, не переживай, мы Тамаре хорошее место найдем. Выспится на перине.

— А сама — то где спать будешь? – хитро спросил директор.

— Найду. Чай будешь? – Михалыч махнул рукой и вышел из дома. Профессорша, пошептавшись с бабулей, исчезла в глубине дома.

 

Поужинав, Олег стал тиранить бабушку по поводу истории жизни.

— Обещали рассказать, — произнес он, ставя камеру перед столом. Поправив платок, набрала воздуха:

 

— Нам по пятнадцать было, — отхлебнула из кружки, — собрались чуть свет и в лес по ягоды. Шесть девчонок. В сторону Богуля пошли. Там никто ягоды не собирал. Место плохим считалось. А мы смелые, ничего не боялись. Сначала по кромке леса собирали. Незаметно на поляну вышли, а там вдоль болота кислицы и черной смородины видимо-невидимо. Зашумели. Звук по дуге прошел, эхом вернулся. Две девчонки испугались, в деревню побежали. А мы скорей ягоды собирать. Это тогда я тропинку увидала. Раньше там ягодник был, да папаня мой с отцами пропавших девчат со злости повыдирали с корнем, чтобы никто не зарился.

 

Забрались мы с Веркой по тропке, ягоды собирать. Едим, поём, вокруг не смотрим. Девчонки на поляне завизжали, бегать стали. Мы сначала думали, что играют. А потом тени увидели. Страшно. Они как – будто ждали, чтобы их дорожки переступили. На Люсе тень задержалась, и мы скелет увидели. Я в круг упала, сжалась и все в небо смотрела. Бога вспомнила. Пообещала, если живая останусь, все молитвы выучу, — бабушка замолчала. За окнами пролетела птица.

В дальнем углу пошевелился Красавчик Джо.

 

— А дальше? – Олег приоткрыл рот.

— Дальше.. холодно стало, встала, осмотрелась. Теней нет. И Веры нет. Нашла корзинку, вышла на поляну. Гляжу, Люся и Надя на четвереньках стоят, мычат.

Схватила под руки Надю, утащила под дерево. Потом Люсю. До дерева то дотащила, а до деревни, чувствую, сил не хватит. Еще раз сбегала, корзинки собрала. Стала Веру кричать. Она не отвечает. Побежала за помощью, — бабушка отвернулась, вытерла глаза, — зря побежала. Может, осталась бы и Люся не исчезла.

 

Лешка прокрался за кружками, налив чаю отнес девчонкам.

Бабушка продолжила:

— В поле на телеге встретила Кузьмича. Ему девчонки успели рассказать, что в Богуле мы. Плачу, говорить не могу. А он слез с телеги, меня подсадил, сам сел, да коня пришпорил. Приехали, под деревом Надя на боку лежит, изо рта пена.

Люсю и Веру так и не нашли.

— А с Надей что стало? – подал голос Мобилекид.

— В больнице. Видела ее два года назад. Такая же молодая, как в тот день. Ее с ложечки кормят и изучают. Меня с тех пор боятся. Всякое говорят… — она вздохнула.

— У Вас столько деревянных игрушек, — не в тему выдал Юношмил.

— Так… открылось понимание дерева, вырезаю. И доски расписываю. Дед помогает по столярной части, — с гордостью выдала бабуля. Прикрыв рот рукой, зевнула, — сейчас постели устроим.

 

— Леша, девчат в маленькую комнату проводи, да Тамару не разбудите,  — внук вскинул брови, понимая, что не придется ему спать в кровати.

 

Достали спальники, расположились на полу. Аня передала Лешке мешок. Забравшись в него, ощутил аромат легких духов. Беспокойная ночь летела на крыльях темно-синей птицы.

 

Олег проснулся раньше всех. Ворочаясь в мешке, думал про уникальное видео, снятое на поляне. В нетерпении вылез, пошел в сени. Бабушка готовила в летней кухне.

— Не спится? – спросила она.

— Хочу посмотреть, — отмотал ленту, заглянул в глазок. Бабушка за столом. Заменил кассету. Оставив просмотр до приезда в город.

 

Постепенно двор наполнился гостями. Тамара Львовна проверяла приборы. Парни, разговаривая, толпились у калитки. Девушки сидели на летней кухне, наблюдая за стараниями бабушки.

 

Лешка повел Олега на почту, позвонить на автовокзал, уточнить место прибытия автобуса. С утра разговор не заладился, шли молча. Вернувшись, увиделидиректорскийУАЗик. Одновременно засмеялись:

— У Тамары Львовны поклонник появился, — Базука оттопырил руки, дразня манеры Михалыча.

 

— Олег, — строго позвала профессорша, — рассказ товарища тоже надо записать. Юноша кивнул, принес камеру. Директор сел на чурку.

— На фоне поленницы хорошо, — отвлеченно произнес Лешка. Поймав взглядом Незабудку, отправился на летнюю кухню.

 

Бабушка поцеловала в щеку, потрепала волосы и отвернулась к кастрюле, стоящей на раскаленной печи. Стол ждал гостей, пряча яства под вышитыми полотенцами. По запаху, Лешка научился определять бабушкину еду. Захотелось произвести впечатление.

— Бабуля, — он подмигнул девчонкам, — тут ватрушки, — приподняв край рушника, увидел румяные пирожки. Девчонки заулыбались.

— Зови к столу, знаток, — бабушка вытерла руки о передник.

 

— Телепатия, — подумал Лешка, наблюдая, как дед стал подгонять гостей за стол.

Довольная бабушка улыбалась, глядя, как уплетают ее стряпню.

 

На прощание долго обнимались. Тамара Львовна, как родных, благодарила стариков. Молодежь, забравшись в автобус, махала руками.

 

Лешка обнял бабушку с дедом. Бабушка сунула полотняную сумку:

— Родителям передашь, — внук, зная содержимое, улыбнулся.

 

Отъехав от деревни, затянули песню. Тамара Львовна задумчиво смотрела впылевую завесу.

Лешка думал про Аню. Она сидела одна. Подружка убежала к Мобилекиду, подпевать знакомые слова.

Олег подсел к Лёшке.

— У нас ещё экспедиции намечаются. Поедешь?

Аня оглянулась. Лешка прикусил губу:

— С Незабудкой на край света, — Олег понимающе улыбнулся, пожал руку и вернулся на место рядом с профессоршей.

————————-

глава из романа «Повесть аномального места»

©Лена Воронова.

Related Images:

Комментарии: 4
  1. mobilekid

    Я правильно попал? )

    1. Лена Воронова

      конечно правильно… только у меня тут коммент в спам улетел и я его только увидела..
      я не волшебник, я только учусь … :)

  2. kladez-zolota

    Так это Сережино произведение?

    1. Лена Воронова

      Не.. эт моё произведение.. я Серёжу в прототипы прописала :)

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Богульные тени (+ Мобилекид) :)